«ЛЮДИ ЛАДОГИ» — Алексей Тузов

    «ЛЮДИ ЛАДОГИ» — Алексей Тузов

    Алексей Тузов - многократный победитель всевозможных внедорожных соревнований. Человек-чемпион. Рассказал о себе и о своих путешествиях, а также поделился своим “рецептом победы”: как выбрать правильную экипировку и подготовить квадроцикл к гонке?

    1.       Леш, привет! В последние годы, ощущение, что ты сломал всю игру за подиум – ты берешь все кубки подряд. Как думаешь, может, соревнования уже не те, или стало слишком легко, потому что соревнования стали однотипными?

    Да нет, просто общий уровень вырос: и нашей техники, и команды, да и собственных компетенций.

    2.       А тебе лично не надоело все время выигрывать?

    Сложный вопрос. Давай поставим его по-другому – не надоел ли мне этот спорт вообще, в принципе? Может, и надоел немного, но в другие не приглашают, поэтому приходится заниматься тем, в чем я успешен. Покатавшись в ралли-рейдах, и сравнив их с трофи-рейдами, не сделал для себя однозначного вывода, что ралли-рейды интереснее, лучше и выше, чем трофи с точки зрения «подумать». «Подумать» - в трофи значит, что ты едешь, и постоянно ищешь какие-то траектории, объезды. Ведь в чем главная прелесть трофи-рейда, особенно на нормальном профессиональном уровне и на длинных трассах: ты едешь в окружении состоявшихся партнеров; дядек, у которых тоже все есть: и хорошие машины, и хорошая техника, и хорошая экипировка. И вот, на прохождении какого-то препятствия, ты обыгрываешь их на какой-нибудь хитрости - на секунду, может, на минуту - именно это и бодрит тебе кровь даже больше, чем победа. Спустя какое-то время, когда ты много ездишь и много выигрываешь, греет уже не победа. Греет сама борьба, сам процесс борьбы на секундомер.

    3.       Знаю, что ты часто отправляешься в бесстрашные путешествия: то ты на своей городской машине едешь в Чечню, то в одиночку исследуешь болота и леса на снегоходе, то ты едешь в Александром Еликовым в одной машине (!) по льдам Арктики. Рискованно, даже страшно. Впечатление, что ходишь по лезвию ножа. Что ты ищешь? Адреналин Раш?

    Ну давай начнем с того, что Чечня – это один из самых безопасных регионов России сейчас (смеется). А если серьезно, то хочется каких-то ощущений. Ведь чем больше трудности, которые ты преодолеваешь, тем сильнее твои ощущения.
    Особенно, когда ты едешь на Север в одну машину. Эмоции оголяются, очко сжимается и становится таким узеньким-узеньким, и такое состояние приносит тебе особые удовольствия. Бывают моменты, когда ты понимаешь, что твой спутниковый телефон позволит тебе сообщить близким лишь координаты твоих последних минут жизни, потому что во многих местах спасать тебя некому.

    Как-то мы ехали на Чукотку, порвали редуктор, плюс, была оттепель, наст не держит, а до ближайшего населенного пункта километров 200. Я звоню жене по спутнику, говорю: «Привет, дорогая, я соскучился. У нас тут метет уже три дня, солярки осталось на двое суток, чтоб греться в машине, а метель продолжится еще неделю. Машина сломана и не едет.» А жена мне в ответ: «Леха, я за тебя, конечно, очень переживаю, но у меня 3 маленьких детей, младшему 6 месяцев, и мое главное желание сейчас - поспать. Ты там как-нибудь справься, пожалуйста. Возможности человека безграничны – борись! А я пойду спать, мне вставать через полтора часа». Я подумал – какая у меня хорошая семья, как она меня хорошо понимает! И пошел бороться! Это к вопросу о правильной мотивации (смеется).

    А как справились тогда?

    Ну, если честно, приехали чукчи на снегоходах, помогли с топливом и запчастями.  Они, оказывается, следили за нами по GPS-мониторингу. Ведь для них путешественник в их краях - это целое событие! Мы были первой колесной машиной, которая оказалась в селе Нутэпэльмен, а там все всё знают за 200, а то и за 300 километров - в тундре все всё знают. Они за нами следили, переживали. Вообще, могу сказать так: все покорители севера никуда бы не доехали, если бы им не помогали местные жители и везение. Люди в тех краях готовы отдать последнее: они тратили очень дорогой бензин, который припасали на весеннюю охоту, чтобы доехать до нас на снегоходе. Тогда, к нам два дня снегоходная тропа не зарастала; да и потом мы еще неделю жили у них, пользовались их гостеприимством. А вообще, бороться надо до конца и никогда не сдаваться. Это общий принцип что в северных путешествиях, что в трофи.

    4.       Недавно ты написал о том, как начинал в 2008 году на китайском квадрике, без вейдерсов, без механиков, сам вёз кучу запчастей с собой. А сейчас ты катаешься с командой, у вас сверх-легкие «Ямахи», и теперь у тебя есть не только вейдерсы. А что изменилось в твоих ощущениях: как было тогда, и как сейчас?

    Могу сказать одно: сейчас бы я не поехал на китайском квадрике без вейдерсов - во мне стало меньше задора, я стал стар. Но тогда, говоря про роль «Ладоги» в жизни, проехать «Ладогу» или «Вепсский лес» — это была мечта. Для меня это была terra incognito! Там ездили супер люди - мои учителя, на которых я смотрел и учился. Примером для меня всегда была пара: Кузнецов Андрей и Леша Александров – это какие-то особые люди. Они ездили на скромной машине с мисками под трос на капоте, хотя у них были совсем другие возможности. Они единственные, кто приезжал ходом на своей спортивной машине в лагерь, там переодевались в боггера, и потом ехали на СУ. Согласись, это нетипичное поведение для пилотов из ТОП-10. А возвращаясь в началу разговора, усилия, которые я прикладывал, чтобы проехать Ладогу и, особенно Вепсский лес (я по прежнему считаю, что это одна их самых сложных и честных гонок), были совсем другие, чем сейчас. Сейчас я уже знаю, что меня ждет, знаю, что надо сделать чтобы выиграть, да и трачу на это другие деньги. Вообще, «Ладога» и «Вепсский лес» - гонки несправедливые к новичкам, очень тяжело их выиграть с первого раза.

    Я просто приведу два примера для сравнения. Много лет назад, мы откатали на «Вепсском Лесе» спецучасток, финишировали в час ночи. Понимаем, что спать нам до 5 утра максимум, так как стартовать в 7, а еще надо бы починиться. Просыпаемся в 5, а вокруг все как-то нерадостно: с потолка палатки течет конденсат, на улице вообще все замерзло – глина, квадрик… короче, лед везде. Пальцы не сгибаются после вчерашнего, реле не снимается – оно примезло. И в этот момент, понимаешь, что гонка для тебя закончилась - что нет ни моральных, ни душевных сил все это продолжать. А сейчас, ты приезжаешь в лагерь, тебя ждет горячий чай, приходит толпа механиков набрасывается на твою технику с керхерами и инструментами, ночью ты спишь в комфортабельном кэмпере с обогревом – совершенно другой подход.

    5.       Поделись своим рецептом: как готовить блюдо победы? Я уже занимаюсь трофи больше 20 лет, и, все равно, часто обращаюсь к тебе за советом, как готовить квадры для разведок трасс. Расскажи, как ты готовишь свои квадры для гонок?

    Необходимо соблюдать несколько основных принципов. Во-первых, в современной борьбе желательно на каждый сезон покупать новую технику. Я в силу ограниченности бюджетов такое не могу себе позволить, поэтому регулярно на спецучастках приходится работать механиком. Во-вторых, в трофи главное— это вес, поэтому всеми силами мы стараемся уменьшить его, плюс, создать максимум плавучести. Вес помогает на болотах, а в современных гонках, болота составляют до половины протяженности трасс. С квадрика снимаются все штатные багажники, штатная морда, меняется геометрия этой морды, варятся легкие алюминиевые диски с бедлоками взамен штатных. Дальше добиваются развесовки, чтобы квадр плавал - квадрик должен преодолевать броды, которые может пройти человек с поднятой рукой. Сам по себе квадрик не поплывет, он опрокинется набок, поэтому его надо держать.
    Помню последнюю «Ладогу», где был СУ «Бобры», на котором оказалось воды чуть-чуть больше, чем обычно. И вот, я иду, веду квадр рядом, и вдруг проваливаюсь в какую-то яму с головой, а рука торчит над водой и держится за ручку газа. И в этот момент, я понимаю, что у меня есть два варианта: отпустить квадр и выпрыгнуть самому, но тогда квадр перевернется и не видать мне призового места; либо пускать пузыри под водой, и постараться не отпускать квадр. Так я булькал и размышлял с полминуты.  Хорошо, что до меня доплыл мой напарник по команде, Паша Сильнов, и, оправдывая свою фамилию, вытащил нас с квадриком из подводного положения.

    Но подготовка квадриков, техники – это не самое главное. Самое главное на трофи-рейдах – думать головой, просчитывать траектории. Это и есть рецепт успеха – смотри не под колеса, а куда поедешь метров на 150 вперед. А что касается марафонов  (будь то «Дакар», «Шелковый Путь», «Ладога» или «Вепсский лес») - здесь важно соблюдать баланс между скоростью и необходимостью сохранить технику. Ну и последняя подсказка: «боритесь до конца». У всех мотивация своя.
    Вот трофи чем хорош – ты едешь по болоту, тебе уже хочется помереть. Жарко, мухи летают вокруг, и ты думаешь о том, как тебе плохо, и вообще, зачем тебе, состоявшемуся взрослому человеку надо заниматься такой фигней. И в этот момент тебя посещает такая подленькая мысль: «А ведь конкурентам твоим может быть еще тяжелее, им, может, еще хуже?» И это тебя греет, и ты продолжаешь борьбу (смеется)

    6.       С квадрами, понятно, давай теперь про экипировку. Как одеться – вейдерсы, шлема, одежда, очки, переговорки? Что сейчас удобно и практично?

    Хорошее термобелье на тело, сверху вейдерсы. Сейчас пользуемся вейдерсами “FinnTrail” – они хорошо приспособлены для езды на квадрах, и в отличие от рыбацких вейдерсов, ткань усилена сзади – там, где трешься о сиденье. На вейдерсы надеваешь шорты, чтоб не сразу протереть их об глину; забродные ботинки; защита; шлем. Раньше я ездил в китайских шлемах, а потом к 35ти годам, когда посыпались позвонки, стал выбирать шлема полегче. Используем кроссовые шлема с защитным стеклом, которое опускаешь, когда проезжаешь сквозь ветки, а потом снова поднимаешь забрало.
    Очки, в нашем деле, бесполезны - они быстро пачкаются и запотевают. Их достаточно быстро снимают и забывают, а глаза-то уже не защищены.
    Переговорки – это вопрос религии, но почти все катаются со «Scala Rider», потому что они модульные; через 5 часов просто меняешь блок, не трогая базу, и едешь дальше – это очень удобно.
    Гидрокостюмы не использую, потому что для наших гонок на Северо-Западе, если, конечно, организатор адекватный, и трасса хорошо продумана - он тебе не понадобится.

    Все это годится, если говорить про экипировку в северо-западном регионе, где большое количество болот; а если говорить про центральные регионы, где нет реально подходящей местности для трофи, нужно одеваться немного иначе. Там трофи - это запруженная бобрами дельта, в которой ставятся точки в прямой видимости, и вот там ты реально занимаешься водоплаванием: либо себя утопишь, либо квадрик. Там люди ездят в драйсьютах (сухих гидрокостюмах), а в наших условиях, я в этом смысла не вижу. Тут гораздо важнее иметь одежду, которая поможет тебе регулировать температурный режим. Жарко – расстегнул куртку, можно флиску расстегнуть, если она есть. Можно комбинировать. Короче, если неправильно подберешь одежду, через какое-то время жара высосет из тебя все силы.

    А что берешь с собой на гонку из запчастей?

    Все зависит от трассы. Если на стандартный СУ (до 4 часов), то беру только штатный набор инструментов: рулевую тягу, скотч армированный и хомуты. Есть шутка, что весь квадроспорт держится на хомутах и на скотче - так оно и есть. Я думал только у нас такое, а потом посмотрел на вездеход Гарагашьяна, и понял, что не сильно-то мы и отличаемся. И даже на «Дакаре» у топовых спортменов многое прикручено на хомутики. А на спецучастки вроде «Вепсского леса» стараешься еще дополнительно взять передний привод и инструмент для замены. Например, у «Ямахи» при порванном пыльнике ШРУСа, туда попадает глина, его начинает клинить, и тебе мешает повернуть руль.
    Можно, конечно, использовать командную тактику, и каждые 20 километров обеспечить себе запчасти, механиков, донора, керхер. Так что, в технических видах спорта, деньги — это половина успеха.

    7.       А что больше всего устает: руки, ноги, может, шея из-за тяжести шлема, или все же больше болят ссадины и синяки?

    А это интересный момент. Многие спрашивают: «Нужна ли физическая подготовка в квадроспорте?» Могу сказать так: если ты умеешь хорошо ездить, то утомляешься намного меньше. Одно и то же болото можно преодолеть тремя способами: можно ехать на квадре, можно идти рядом с ним, а можно толкать не едущий квадр. Вот и считайте, кто устанет больше?

    8.       Бывает, что падаешь с квадрика?

    Бывает. Все зависит от того, что у тебя в голове в момент, когда включится секундомер. Временами не везет: падаешь, делаешь дырки в своем нежном теле, а временами, все проходит гладко. А вообще, то что я делал когда мне было 25 лет, и что делаю спустя 15 лет – две разные вещи. Я стал гораздо более трепетно относиться к своему здоровью, потому что чинить себя очень дорого и долго.

    9.       Как в команде квадроциклистов распределяются функции? Кто-то один занимается навигацией, а второй прокладывает путь в болотах, кустах и т.п.?

    Идеальная команда – это когда оба спортсмена равны по уровню подготовки. Оба могут навигировать и принимать стратегические решения. Тогда на старте просто договариваешься об одном: кто в связке лидер? Лидер играет главную роль, в связке он принимает решения. Допустим, лидер пропустил точку, второй пилот может сказать об этом в переговорку, но все равно он должен ехать за лидером, ибо через какое-то время лидер поймет свою ошибку, развернется и приедет на точку. А если второй поедет в правильном направлении, а лидер в том, которое ему кажется правильным, то каждый застрянет в разных местах, и каждый останется без помощи. То есть два квадра всегда идут след в след. Исключение – это водные препятствия: сначала переводят один квадр вдвоем, потом второй квадр тоже вдвоем. В воде лучше страховать, потому что цена ошибки очень высока - в большинстве случаев, это проигранная гонка.

    Но это в идеале. На практике, один из спортсменов всегда навигируется лучше. А вообще, в квадроспорте совмещаются функции и пилота, и штурмана. Плюс, в современном спорте все очень динамично: я успеваю посмотреть на навигаторе только уменьшение расстояния до следующей точки. Если уменьшается – я правильно еду, если нет, то надо что-то поправить. Больше я уже физически ничего посмотреть не успеваю.

    10.       Расскажи про навигацию, что сейчас в тренде – навигаторы, планшеты, программы?

    Сейчас практически без вариантов. Это два прибора: защищённый планшет с OziExplorer и Garmin 276CX, который является дублером планшета. Я еду по Ози на планшете, на котором выставлен маршрут. Меня интересует только азимут, а в карты на СУ я не вглядываюсь. Все спортсмены из первой пятерки, заранее зная район соревнования, сидят и изучают спутниковые карты: стараются запомнить контуры болот, рельеф, гидрографию. Если у тебя есть условные две точки на расстоянии километра, ты всегда должен определиться: ехать по азимуту напрямую или искать объездные дороги? Для этого и нужна спутниковая картография и работа с ней. А с точки зрения постановки трасс, важно, чтобы все повороты, входы и выходы с болот или вырубок были понятны и обозначены точками, чтобы спортсмены не метались и были в равных условиях.

     

    11.       Многие знают тебя как честного и высоко принципиального человека, который часто готов прийти на помощь. Однако также, многие знают, что у тебя не самый просто характер, и твое одобрение для оргов - своего рода благословение. Этакая печать: «TuzovApproved». В последнее время мы стараемся повернуться лицом к участникам, есть настоящее желание изменить «Ладогу» к лучшему: что-то починить, что-то оставить, что-то привнести нового. Скажи прямо, чего не хватает на Ладоге – что исправить? А что оставить?  

    Прежде всего, я бы хотел пожелать, чтобы «Ладога» не скатилась в формат шоу, а оставалась бы нормальным полноценным трофи-рейдом, коим она и является. Общая тенденция – это карьерные  и кольцевые гонки в формате шоу, которые интересны спонсорам. Организаторам все тяжелее получать согласования, и делать длинные линейные гонки. В свое время, я думал, что проеду «Ладогу», и забуду про нее. Однако потом пришло понимание, что «Ладога» — это то место, где можно просто приятно провести время. Она проходит в нужном месте, в нужное время, в нужную погоду — это ведь белые ночи, это прекрасная карельская природа. И я стал относиться к «Ладоге» не как к соревнованию, а как к крупнейшему внедорожному событию, некому форуму на территории России, куда съезжаются спортсмены не только со всей нашей страны, но и из разных стран мира. Это шанс пообщаться, перенять опыт. И спустя какое-то время, именно это общение и является самым притягательным – уже не победы. Ни один другой фестиваль или соревнование тебе такого не подарят.
    По поводу изменения к лучшему: во-первых, хочу, чтобы на Ладоге был четкий регламент и полноценный КСК (коллегия спортивных комиссаров). Все спортивные решения: будь то не включенный трек-логгер, пробки на трассе, или пропущенная точка, должна принимать полноценная КСК. Во-вторых, хочу увидеть на «Ладоге» нормальную техкомиссию на старте и в процессе самой гонки, но это в основном касается автомобильных зачётов.

    ОК, учтем. Работаем в этом направлении – уже Гена Малецкий первый СК. Будем искать дальше. 

    12.       Ты был на самых важных гонках этой планеты. Твое мнение, что самое важное для участника? Каких «няшек» не хватает на "Ладоге"?

    Сложный вопрос, я все же считаю, что надо сделать больший уклон в сторону семейного туризма, чтобы люди могли приезжать с детьми. Ведь не все готовы как 15 лет назад ехать только ради спорта, только бороться. Многие хотят взять с собой семьи, детей, и чувствовать себя комфортно. Я не увидел на «Шелковым пути» или «Дакаре» чего-то необычного. Да, там хороший кейтеринг. А еще, там очень хорошо налажена работа по связям с участниками - все вопросы решаются в минимальный срок. А так, в спортивной составляющей «Ладоги» особо ничего менять не надо.

    13.       А какие трассы самые интересные? В частности, по твоей просьбе, было уменьшена протяженность каменистых трасс. Что именно интересно? Болото, броды, горы, ломиться по азимуту, глина, рельеф?

    Опять же, с высоты своей усталости от трофи-рейдов, могу сказать так: надо по максимуму добавить в «Ладогу» рельефа. Северо-Запад у всех ассоциируется с болотами: ковровыми и плавающими - люди к этому готовы. А людей ведь надо удивлять. Я знаю только один экипаж - «Хищник», который, приехав с юга России, умудрялся выигрывать в нашем регионе. Думаю, если наши поедут в горы, там они тоже будут выглядеть бледно.

    14.       Я точно знаю, что ты разносторонний человек, который интересуется самыми разными темами: от достаточно глубоких познаний в литературе, до еще более глубоких к географии. Расскажи, чем увлечен на данный момент помимо трофи и путешествий?

    Семьей и детьми. У меня родился четвертый ребенок – наконец-то, долгожданный парень. И я сказал себе: «Леха, хватит прожигать свою жизнь в собственных удовольствиях! Передай своим детям хоть какую-то часть того, что знаешь». Поэтому сейчас главный приоритет у меня дети.

    15.       Знаю, что ты много катаешься на велике – а как насчет, проехать «Ладогу» в группе «ВЕЛО»?

    Скажу честно: мне слабо! Есть гораздо более мотивированные и титулованные спортсмены. Зато могу подсказать одну идею «Ладоге»: в Латвии есть такой вид спорта - «бегуны по грязи». Сначала прототипы и квадры размешивают кольцевую трассу, а потом хуторские парни, у которых шлепанцы примотаны скотчем прямо к волосам на ноге, бегут по 100 человек по этой трассе и борьба там огонь!

    По-моему, только что родилась новая категория на «Ладоге» - назовем их «MudRunners».

    16.       Секретом успеха поделишься с новичками?

    Да все достаточно банально: боритесь парни, ставьте цели и реализуйтесь их до конца. Когда вам хочется сдохнуть, сожмите зубы, и боритесь дальше - все у вас будет хорошо.

    21 февраля 2018 года

    Беседовал с Алексеем Дима Овчинников