Геннадий Малецкий — новый спортивный комиссар и руководитель ТР-групп на «Ладоге»

    Геннадий Малецкий — новый спортивный комиссар и руководитель ТР-групп на «Ладоге»

    Геннадий Малецкий – Чемпион России, победитель двух «Ладог», взял на себя обязанности спортивного комиссара и руководителя групп TR-1, TR-2, TR-3 на Ladoga Trophy-2018.

    1. Давным-давно, ты несколько лет подряд ездил с Андреем Числером на микроавтобусе L300 в трофи. Когда тебя переключило на спорт?

      Да, лет 10 назад, именно Андрей привел меня в трофи, а он – сосед Юры Овчинникова по даче. Наверное, после общения с Юрой у меня появился интерес к бездорожью. У него всегда были машины с полным приводом – и L300, и несколько разных «Паджер». А еще, у нас есть общий друг Ваня Крылов, который тоже тогда начинал ездить на «Ладогу»; а когда в 2000-м он купил «Дефендера», мы поехали на «Ладогу» втроем. И вот тогда меня зацепило сильно.

      Потом был большой перерыв: семья, дети, работа, но мысли об офф-роуде меня никогда не покидали. И вот, когда все в жизни нормализовалось, появилось свободное время по работе, году в 2011 я купил себе 70-ку, и тогда все понеслось. Мы с Андреем ездили в «Адвенчере»: и «Ладогу», и «Вепсский Лес», и какие-то местные покатушки. И вот, в какой-то момент я понял, что мне становится легко просто пройти трассу, тогда и появился азарт сделать это лучше и быстрее всех – так я перешел в спорт. Мы хорошо выступили в дебюте – выиграли «Вепсский Лес», но Андрюха сказал: «Нет, спасибо. Я в таком режиме ездить не готов». А вот меня зацепило конкретно и надолго.

    2. А если сравнить твои ощущения и впечатления в катании тогда - на том L300, и сейчас, когда у тебя спортивная машина, механики, и весь фарш. Хотел бы вернуть те времена, когда все было просто, не было напряга «выиграешь или проиграешь», никакого секундомера?

      А ты знаешь, Дима, по ощущениям, оно ведь примерно одно и то же – ты идешь за острыми ощущениями, за адреналином, а не за какой-то конкретной сложностью или машиной. Все меняется: техника развивается и совершенствуется, уровень пилотажа повышается, а общие ощущения остаются примерно такими же: что когда ты ездил в покатушечном режиме, что сейчас в спортивном зачете - ты идешь за острыми впечатлениями, за преодолением себя и своей техники, победой над конкурентами. Трудности для того, чтобы их преодолевать. Кайф именно в этом.

    3. Знаю, что у тебя есть мастерская ORB. Сколько машин построили?

      Охохо! (начинает загибать пальцы)

      Ну вот, как раз в 2018 и перешагнем через десяток. Сейчас в работе две машины TR-3 – одна моя, одна под заказчика. Больше всего строили TR-1 -штук 6, остальные TR-2 и TR-3.

      А куда они все разошлись?

      Они все ездят в гонках.

      А где они ездят?

      Часть машин ездит в Чемпионате и Кубке. Самые крутые, ну кроме нас, конечно, (смеется), это действующие чемпионы в TR-2 – Володин и Пензев. Остальные тоже участвуют в этапах Чемпионата и Кубка, и, конечно, они ездят на Ладогу. Правда, они участвуют больше в Adventure и Adventure-Open. Но надеюсь, что пара экипажей от нашей команды в этом году перейдут из Adventure в TR-1.

      То есть парни растут.

      Не только парни, но и девчонки. Есть очень хороший женский экипаж - Таня и Даша. Они полностью перестроили свою 70ку: облегчили, поменяли кузов, в общем, полностью подготовили к TR-1. В прошлые годы они ездили в Adventure втроем, и даже вчетвером, но в этом году поставили только два кресла и поедут на секундомер в TR-1.

    4. Ты ездил на Дакар. Расскажи, как это было? Вижу, ты до сих пор загорелый.

      Все неоднозначно, конечно. Южная Америка поражает своей красотой. Анды – это что-то неописуемое. Сама гонка? – Самогонка была ничего так (смеется).

      Если серьезно, то Дакар впечатлил качеством организации, проработанностью всех мелочей и нюансов, но осталось стойкое впечатление, что это очень дорогая гонка для весьма-весьма обеспеченных людей. Дакар – это бизнес как для самих организаторов, так и для целого ряда участников. Есть команды, которые заявляются только с целью заработать денег.

      Я следил за ходом гонки, падеж был немаленький.

      Это был мой первый Дакар, но бывалые участники говорят, что этот сезон был самый тяжелый из всех Дакаров, проводимых в Южной Америке. Падеж был колоссальный.

      В первые 4 дня, когда гонка проходила в Перу, были практически одни пески – такие огромные дюны с рыхлым песком – и тогда, в зачете внедорожников сошло порядка 40%. Участникам было сложновато, но здесь вопросы те же, что и в трофи: в качестве подготовки, тренировки и мастерства. Тот, кто умеет читать пески так же как мы умеем читать болота, дюны преодолевает быстро – ведь опытные пилоты легко ориентируются по внешнему виду дюн: будет ли у нее острый спад? Ходом ее проходить или резко оттормаживаться – это все нюансы опыта. А вот у любителей, которые поехали, было очень много проблем. Короче, гонка непростая, но интересная.

    5. Спрошу то, что будет интересно узнать многим: зачем тебе быть комиссаром для спортивных категорий TR-1, TR-2, TR-3 на «Ладоге»?

      Честно? Мне всегда интересно попробовать что-то новое.

      Поэтому ты уходишь от участника в сторону организатора?

      Нет, я бы так не сказал. Мне все-таки интересно самому участвовать в соревнованиях, не вижу себя в качестве организатора. Так складывается, что в календаре соревнований, в 2018 сроки проведения «Ладоги» и соревнований РАФа, скажем так: «практически пересекаются», и для того, чтобы участвовать и в Чемпионате России, и в «Ладоге», по-хорошему, нужно, конечно, иметь две машины. У меня их нет (смеется). Мои личные приоритеты на 2018 год – это Чемпионат и Кубок России. Чемпионство в TR-2 уже есть, а еще хочется повторить успех в новой для себя категории в TR-3. Соответственно, на время «Ладоги» я свободен. Я в любом случае на «Ладогу» поехал бы, потому что едет моя команда, которая будет сопровождать машины, участвующие в зачете. А тут такое предложение – грех отказываться попробовать что-то новое для себя. Хотя, если честно, за все время моего участия в спортивных зачетах «Ладоги», я ни разу и не общался со спортивными комиссарами, у меня никогда не было никаких вопросов – а что, читай внимательно регламент, там все написано.

      Ну да, ты очень подробный человек, но не все же такие.

      Да, поэтому мне просто интересно попробовать себя в этой роли.

    6. До меня доходят жалобы по поводу проведения техкомиссии на «Ладоге». Ходят слухи, что мы делаем ее потоково, не заглядываем в каждый узел каждого автомобиля.

      Отсюда вопрос: что будем делать с технической комиссией для спортсменов в этом году? Может, устроим реальную проверку: все четко по ТТ, а остальных в бан?

      Чтобы ответить на этот вопрос, я вернусь к началу разговора о «Ладоге» как о большом фестивале всего и вся. ТИ надо проводить с учетом всех технических требований, которые есть - для того они и существуют. Но я не думаю, что получится ее провести в строгом соответствии с ТТ, распределив все машины в те категории, в которые они попадут. Сдается мне, что тогда останется по 2-3 машины в зачете (смеется).

      По моему опыту в официальных гонках, ТТ мало кто соблюдает. Знаю процентов двадцать машин, до которых не докопаться. Про остальных все всё знают, но писать протесты и жалобы им неудобно. Ведь потом и на тебя, при случае, тоже напишут - так все и катится.

      Я всегда к этому вопросу относился очень строго. Все должно быть так, как прописано в техтребованиях. Были случаи, когда ТТ были прописаны неоднозначно, и тогда, я этим, конечно, пользовался. Сразу говорю, что на этой «Ладоге», буду досматривать очень внимательно, и скорее всего буду делать это не один, ибо тогда мы не уложимся в два дня. Всем экипажам, у которых будут найдены какие-то недочеты, будут выданы указания о том, что это не соответствует ТТ. Вплоть до того, что такая машина будет допускаться условно, а в случае протестов или попадания в призовые места, результат такого экипажа может быть аннулирован. Не допускать людей до соревнования, считаю, неправильно.

      А как думаешь, этот список недочетов должен быть сугубо для внутреннего пользования или его надо сделать открытым?

      Я считаю, что надо делать открытым. Хотя такое не практикуется, даже в Чемпионате России. Я знаю точно, что некоторым экипажам делали предупреждения по поводу несоответствия машины ТТ, но это всегда оставалось тет-а-тет между участником и спортивным комиссаром. И именно этот факт не способствует тому, чтобы ситуация менялась, чтобы люди исправляли свои косяки. А если список сделать открытым, то участник будет знать, что в этот раз ему повезло – его экипаж допустили условно, а вот на следующее соревнование его могут вообще не допустить, потому что о нарушениях будут знать все вокруг, а не только тет-а-тет. Я не вижу проблем в том, чтобы эти недостатки знали и другие участники.

      И еще про техкомиссию – как ты относишься к тому, что перед стартом она будет не очень подробной – ведь надо проверить всех и сразу. Однако те экипажи, которые попадут в призовые места, после финиша пройдут очень подробную и доскональную техкомиссию; в случае если у них будут обнаружены серьезные нарушения, они потеряют призовые места. Как относишься к такому положению дел?

      Отношусь положительно. На всех официальных гонках, после финиша каждого СУ, группу лидеров дополнительно осматривает техкомиссар.

      Как это делают - загоняют в закрытый парк?

      Нет, после каждого СУ в закрытый парк не загоняют. В закрытый парк отправляют только после финиша гонки.

      А если ты большой «любимчик», то могут и после каждого СУ, да?

      Ха, видимо может быть такое. А если вернуться к вопросу, то да - провести детальную и подробную ТИ на старте для всех машин практически нереально. Подготовка автомобиля в строгом соответствии с ТИ лежит в зоне ответственности спортсмена. Вопросов там больше не с TR-3, а скорее с TR-1 и TR-2.

      Ну да, в TR-3, где разрешено почти всё, вопросы в основном к весу и резине. Ни один нормальный спортсмен не построит машину меньше заявленного, она будет весит ровно 1401 кг пустая.

      Ну да, у меня машина будет 1360-1370 кг, а недостаток веса будет добирать более крепкими защитами, лебедками, аккумулятором побольше. Так, чтобы пустая, со слитыми жидкостями, она бы весила 1401-1405 кг.

    7. Нынче «Ладога» - соревнование скорее про приключения и отдых. Моя мечта -превратить ее в огромный фестиваль всего, что движется. А вот тебе предстоит возглавить ее самую серьезную часть - спортсменов. Твои мысли на счет разделения спорт VS приключения.

      Ничего плохого об этом я не думаю. Очень хорошо, что спортивный зачет в Ладоге остается – ведь всегда найдутся те, кому важен секундомер. Со временем, многие до этого дорастают: для начала им нужно преодолеть себя, получить приключение, просто проехать, а через какое-то количество раз совершения этого, становится интересно сделать это на время. Я не думаю, что спортивный зачет когда-то прекратит свое существование на «Ладоге». Думаю, он будет всегда, и слава Богу.

    8. А как думаешь, спортсменам важны различные сервисы на «Ладоге» - кафе, душ, скаутский лагерь, баня, магазинчики и прочее? Или лучше все на самообеспечение, все с собой?

      Могу только по своему опыту сказать – конечно, спортсмены возят практически все с собой. Мы с собой кухню возим, у нас есть свой душ, туалет, мы можем стоять автономным лагерем сколь угодно долго. Но лично для меня, сервисы, которые есть на «Ладоге», крайне важны. Это ведь некая устроенность быта, какой-то уют, а это очень приятно.

      Что касается душа, бани, столовой, то это просто необходимые вещи. Когда после СУ вернулся в лагерь, бросил полотенце на плечо и пошел посидеть в бане – это же великолепно!

      Видел ли ты на Дакаре какой-нибудь сервис, который ты бы хотел увидеть на «Ладоге»?

      Красное вино на ужин! Я научился там пить новый напиток – красное вино с колой. Получается газированное вино, очень забавный коктейль.

      Что там еще было интересного?

      Там безопасность в лагерях другая - ты не можешь зайти на территорию лагеря без пропуска.

      Мы это много раз обсуждали - мы не можем ограничить допуск в лагерь, потому что у нас другое законодательство, другая структура лагеря и дорог.

      Ну да, это вряд ли можно организовать.

      Еще, с точки зрения безопасности на трассах – стоят приборы слежения, фиксирующие нарушение скоростного режима.

      Все остальное как на «Ладоге», только масштабы другие.

    9. Лично я катал в жестком спорте лет 10 назад, и понимаю, что многое изменилось. Расскажи, чем отличается ситуация в спортивных категориях сейчас и 10 лет назад.

      В первую очередь, это уровень подготовки техники, а также уровень пилотирования и штурманов. Все эти аспекты развиваются, и развивается достаточно бодро. Те машины, которые выигрывали 10 лет назад, сегодня не конкурентоспособны. Это не значит, что сейчас всем легко и просто, ведь меняется уровень и сложность трасс, их прокладывают с учетом нынешних реалий. Поэтому если взвесить все, то глобально ничего не изменилось. Раньше машины весили по-другому, считалось, что чем больше ты на машину навесишь, сделаешь ее крепче, прочнее – тем лучше. А сейчас тенденции обратные: надежность и процент финишей достигаются не за счет обваривания и навешивания всего и вся, а за счет технических решений, материалов, особо прочных сплавов стали полуосей и ШРУСов, скоростных лебедок и т.п. - технический прогресс, одним словом.

    10. Каверзный вопрос: как думаешь, а не боятся ли спортсмены поехать на «Ладогу»? Все-таки 8 дней - марафон, трассы такие разные и сложные, сквозной секундомер - все это не дает право на ошибку. Может некоторым страшно проиграть, или вообще не доехать?

      В первый раз страшно всем. Мне тоже было страшно ехать на «Ладогу» в первый раз: и штурманом было страшно, и пилотом в первый раз страшно, потом в спортивном зачете тоже страшно было – но что делать? «Ладога» - соревнование знаковое, популярное, на мой взгляд лучшее в стране. Плюс, ваш формат мне очень нравится – это длительный марафон, а не гонка выходного дня. В общем, может быть и страшно, но ехать-то надо! Не поедешь, не узнаешь, не победишь, и вкуса победы не ощутишь.

    11. А что скажешь про Ladoga Challenge? В середине гонки, мы запускаем три СУ подряд в течение суток. Они не очень убийственные, ведь каждую из них можно проехать в отдельности за несколько часов, но они идут подряд с совсем небольшими перерывами. Такую связку финиширует процентов 30. Что думаешь по поводу такого формата внутри «Ладоги»?

      Правильный формат. Хорошо, что он проводится в середине, а не в начале гонки. Проехать три спецучастка, держать себя в концентрации в течение суток – это непросто. Отличное испытание на прочность себя и техники — это марафонская дистанция. На Дакаре такое тоже есть - называется «марафонский день» (когда между двумя СУ, у участников нет доступа к техничкам; ночевка есть, но обслуживают машину они сами). Здесь надо уметь не только быстро ехать один СУ, но потом еще кое-как добираться до лагеря, зная, что машину тебе придется восстанавливать самому за ночь. Надо уметь раскладывать силы на всю дистанцию, и понимать, что это не спринт.

      Короче, отличная идея с «челенджем»! Мне эта идея нравилась еще в «Вепсскому Лесу». Эти «челленджи», конечно, убийственные с психологической точки зрения: ты встал с утра в колею, а вышел из нее, когда солнце уже село. Монотонность, колея, глина – все это реально тяжело именно с психологической точки зрения.

    12. А как думаешь, народ поедет только на Челендж, как на отдельную гонку? Только одни сутки, только жесть?

      Я бы лучше поехал на всю «Ладогу».

      Но в этом году ты же сам сказал, что после ЧР не успеть, может лучше хотя бы на Челендж?

      Тогда лучше в следующем году поехать на всю «Ладогу»!

    13. Ну и последний вопрос – как же ты паркуешься на этой Toyota Tundra, она же у тебя метров 6 длиной?

      Элементарно, автомобиль не такой большой как кажется - всего 6.20м длиной. Я не испытываю проблем, есть камера заднего вида, фаркоп если что, к габаритам привык быстро. И даже в центре проблем с парковкой я не испытываю.

      Да, слышал: «У бегемота плохое зрение, но с его массой это не его проблемы».

      7 февраля 2018 года.

      С Геннадием беседовал Дмитрий Овчинников.