OffroadSPB. Как рубиться в офф-роуд и стать популярным на YouTube

    OffroadSPB. Как рубиться в офф-роуд и стать популярным на YouTube

    Есть тут подписчики канала OffroadSPB?
    Взяли интервью у блогеров Юлия Диденко и Беки Малания.
    Почти 300 тысяч подписчиков, 52 миллиона просмотров и море годного рубилова на самой разной технике.
    Местами трогательно, местами смешно до слез, местами поучительно – надеемся вам понравится

    Ладога Трофи:

    - Юлий, привет! Расскажи, пожалуйста, об истории создания проекта OffroadSPB.

    Юлий Диденко

    - Появление канала OffroadSPB – это, скорее, забавное стечение обстоятельств. Изначально мы просто снимали видео и выкладывали его на GoogleDisk, однако там быстро закончилось место, и мы с товарищем подумали, почему бы не выкладывать его на YouTube - ведь там бесплатное хранение. И вдруг наши ролики, сами по себе, без какой-либо рекламы, стали набирать популярность! Людям стало интересно их смотреть, потому что никто не снимает так, как мы. Ведь чаще всего это либо какое-то срежиссированное и спродюссированное видео, либо это совсем непрофессиональные кадры, снятые на телефон вертикально, без комментариев. Плюс, в наших роликов в том, что там всегда много экшена, да и машины красивые - от обычных нив до шикарных рубиконов (здесь и далее в скобках примечание редакции: jeep wrangler rubicon) на лапландерах (мостах от автомобиля volvo c303 laplander) на сороковых (40 дюймов) колесах.

     

    ЛТ

    - А расскажи про съемки. Ты профессионально снимаешь?

    ЮД

    - Никогда этим не увлекался и не занимался профессионально, но у меня всегда было четкое видение того, каким должен быть ракурс, кадр, да и конечный результат. Я очень люблю машины и мне нравится на них смотреть с определенной стороны. У меня абсолютно обычная экшн-камера, никаких супер-пупер съемок мы не делаем, но почему-то именно они «заходят» лучше, чем наши эксперименты с художественной съемкой, где все очень красиво. Видимо, люди уже привыкли к нашему формату, и, наверное, оффроад более интересен, когда картина общая - когда видно все вокруг.

    ЛТ

    - Быть может такая картинка получается более «искренней»? А есть смысл комбинировать?

    ЮД

    - Комбинировать очень тяжело - ужасно тяжело! Я думаю, что экшн-камера дает «эффект присутствия». Ты как бы не смотришь фильм - ты находишься в данный момент вместе со всеми!

    БМ

    - Это с одной стороны очень хорошо подходит для «диванных» джиперов, а с другой стороны для людей, которые “в теме”. Важная деталь успеха проекта в том, что Юлий очень удачно комментирует происходящее в кадре! Он всегда помнит имена всех участников, помнит все детали: какие у кого колеса, какие блокировки…

     

    ЛТ

    - Получается, что залог успеха — это красивые машины, экшн-камера и хорошая память?

    БМ

    - Еще неплохо бы иметь хорошо поставленную речь!

    ЮД

    - Надо, чтобы все хорошее было (смеется).

    ЛТ

    - Но почему оффроуд? Ты же говорил, что был больше связан с ралли.

    ЮД

    - Я ездил в зимнем кольце, в летнем кольце, в time attack, в ралли, в ралли-кроссе и, на данный момент, лично мне, ближе всего, оффроуд. Ключевое здесь — дух, который царит между участниками, между командами, внутри команд. Все нацелено на взаимовыручку, взаимопомощь. Это лес! В прошлом году на «Ладоге», мы много раз видели, как люди ходят пешочком с чемоданами, с навигацией и спрашивают: есть ли у вас какой-нибудь инструмент? И ведь им помогают!
    А в ралли – ну сломался ты, ну кто-то приехал за тобой, ну забрали тебя и машину…

    ЛТ

    - Не так душевно?

    ЮД

    - Вообще не душевно! Конечно, там есть свои положительные моменты, но оффроуд, все-таки, сплачивает людей.

    Лично я научился ценить взаимопомощь после проживания на Камчатке - я там полтора года прожил. Именно там я впервые попробовал, что такое оффроуд, и четко понял, что оставить человека в лесу это… не то, чтобы равно погибели, но однозначно составляет большой риск для жизни. В любых рисковых ситуациях, когда мы застревали, люди всегда пытались нам помочь. Как раз эта взаимопомощь и тронула меня до глубины души. На Камчатке я влюбился в оффроуд, вернулся в Питер и понял, что хочу продолжить этим заниматься.

     

    ЛТ

    - А расскажи про свой первый опыт на «Ладога Трофи» подробнее?

    Юлий Диденко

    -Первый опыт на «Ладоге» - это УЖАСНЫЙ ОПЫТ, мягко говоря (смеется). Мы ехали на соревнование с бравым настроением: у нас ведь известный канал, много подписчиков, мы такие крутые, плюс, нам много раз говорили: «Вы - лицо оффроуда не только Санкт-Петербурга, но и России!» А тут какая-то «Ладога», какое-то соревнование.
    В первый день я говорю команде: “Ребята, расслабьтесь - ничего страшного сегодня не будет, это ж просто пролог! Ты готовь шашлыки, ты устанавливай лагерь, вейдерсы сегодня не надеваем».
    Потом подумал и говорю: «Ладно, давайте наденем вейдерсы, чтобы сфоткаться, типа: «мы красивые в вейдерсах на «Ладоге».
    В итоге, на этом прологе мы провели первые сутки (смеется).

    Дело было так: подъезжаем к старту, ничего страшного не видно, вроде все сухо. Мы еще с судьями пошутили: «Что, оффроуда не будет? Всё ж сухо?» Они такие: «Да-да, не будет», и странно так ухмыльнулись.

    Метров через 20 после старта мы попали в неплохой такой ад. Там было, наверное, котле 6(спортивные прототипы), которые сидели друг на друге в одном месте. Мы в первой же луже порвали новый трос. И вот выхожу я из машины, спокойно, на расслабоне, как я привык у нас на покатушках, и вдруг слышу какой-то дикий треск – это у других участников спортивная лебедка заработала, потом смотрю: мимо штурман в одних лосинах куда-то бежит. При этом все происходит быстро, на скорость. Я не сразу понял что происходит, еще подумал: «А что тут все так бегают»?

    В общем, в тот день, решили подождать, пока все уедут, сделали вид, что у нас серьезная поломка, чтоб совсем уж не падать в грязь лицом. Стыдно было, чтобы увидели, как мы работаем с тросами и прочим. Ну а потом мы проехали еще метров 200, может 300, и я пошел проверять, что такое болото.

    Иду, значит, рассказываю, что такое ковровые болота, и что не дай Бог куда-нибудь не туда наступить и… проваливаюсь с головой. Никакие вейдерсы меня не спасли, конечно, спасибо большое FinnTrail, но вейдерсы не помогли. Раза три не помогли мне в ту ночь.

    Потом я говорю: «Ребят, ну похоже, мы упали в грязь лицом и надо возвращаться.»

     

    ЛТ

    -Буквально!

    ЮД

    - Вот да! - в грязь лицом мы не раз падали (смеется). А на обратном пути оказалось, что мы не одни там сидели, было еще машины две, и мы помогли их завести. Одну затопило, у другой были еще какие-то проблемы были с генератором. Зарядили им аккумулятор, и благополучно все выбрались в ту ночь.

    На следующий день мы поняли: «Что-то нужно срочно менять!»
    Во-первых, срочно нужна задняя лебедка - там без неё делать нечего, а во-вторых, нужно менять режим дня, и мы стали раньше ложиться спать, ибо поняли, что «Ладога» - это все-таки соревнование, а не те покатушки, к которым мы привыкли. Точнее, это серьезное соревнование и очень тяжелое испытание для людей и автомобилей.

    Еще нам каждый день на Ладогу привозили какие-то запчасти, и не потому что мы такие неряхи и все ломали, а просто потому что в первый раз мы не понимали, что с собой нужно брать. У нас был целый прицеп, как оказалось, разного ненужного, а то что нам нужно, осталось лежать в гараже. Бывало, нам подвозили детали каким-нибудь такси по метке координат в какой-нибудь ближайший населенный пункт. При этом связи же почти нигде нет, и это добавляет определенные сложности и кураж: как с этим со всем справляться? В этом плане, для нас это было еще одно мини-испытание. В этом году мы уже умудрены опытом – учтем эти моменты.

    ЛТ

    В общем, поменял мнение о «Ладоге» после того, как поучаствовал?

    ЮД

    О, да! И вот, что я должен сказать вам: я много чего видел в своей жизни, но «Ладога Трофи» - это самое крутое и экстремальное мероприятие, в котором я участвовал! Теперь вот очень хочется туда вернуться еще раз, потом еще раз и еще много-много-много раз!

    ЛТ

    - Помнится, что после «Ладоги» ты зарекался про оффроуд в общем …

    ЮД

    Скажу вам честно: на восьмой день, я понимал, что ничего особо важного уже не будет, и я просто уехал. Я ведь оператор – машина и без меня доедет. Я думал, поскорее бы уже домой, хотелось комфорта. В первый месяц после «Ладоги», я в принципе отказывался ехать на оффроад,: я уехал в Москву на свой любимый дрифт и мечтал, как бы оттянуть момент попадания на оффроад вновь.
    Еще через месяц я подумал, что, наверное, в оффроаде нет ничего такого страшного и можно покататься опять, но при этом о «Ладоге» и думать не хотел.

    А уже в сентябре я думал, что до «Ладоги» не так долго осталось, и неплохо бы начать подготовку к ней.
    И вот сейчас мы сидим и обсуждаем наш предстоящий выезд, который я жду больше, чем свой день рождения – он, кстати, в этом году попадает на «Ладогу Трофи»!

    ЛТ

    - Бека, расскажите, пожалуйста, чего ожидаете в этом году на Ладоге? Вы ведь опытный оффроадщик, и в этом году выступите пилотом. Боитесь каких-то трудностей?

    БМ

    - Боюсь, наверное, поломки техники больше всего. Ну и физические испытания предстоят, безусловно. Но я уже начал ходить в спортзал. Заранее!

    ЛТ

    Расскажите про себя чуть подробнее.

    БМ

    В спорт я попал в 2009 году. В тот момент в Грузии это все только начиналось, появились четкие разделения на категории, каркасы безопасности. Но еще не было Чемпионата Грузии, и машины были совсем простые. И вот я участвовал на 105-ке (toyota land cruiser 105) на старых боггерах (колёса bogger super swamper) с лебедкой, и это считалось вполне нормальным, «котлет» еще не было.

    После этого я понимаю, что есть чёткое разграничение между гражданскими и боевыми машинами. Потому что нельзя с одной стороны получить результат, а с другой, чтобы машина служила каждый день.

    В 2015 году приобрёл 80-тку (toyota land cruiser 80). Это были 36-е колеса (36 дюймов), обычные мосты, казалось бы, что куда уже больше. Хотя я понимал, что она тяжелая, что клиренс «заканчивается» очень быстро, и мне приходилось искать объезды и перемещаться поперек колей.

    Потом в нашей компании появились машины с портальными лапландерами. Я один год пытался за ними угнаться, то есть они просто едут по колее, а я дрифтуя с трудом… Мне все это надоело, понятно, что можно было сделать, но вопрос был в финансах: найти эти мосты, спроектировать так, чтобы это был максимально дорожный автомобиль...

    ЛТ

    -А машины сами строите?

    Бека

    -Что-то сам, что-то в сервисе. Это не ежедневный автомобиль, это все равно автомобиль выходного дня, но важно, чтобы можно было километров 200-300 на ней поехать и не устать от того, что ты за рулем. Поэтому важно было все рассчитать, там есть какие-то подводные камни, которые ребята проходили при постройке, и я считаю, что нам все удалось. Мы оставили «родную» подвеску, то есть все рычаги, крепления они все стоковые, для спорта это, наверное, не очень хорошо, но для наших целей все супер. То есть получается та же 80-тка, просто другие мосты.

    И теперь я выезжаю кататься на этих своих 36-х симексах (simex extreme trekker), у меня клиренс больше, но машина все равно у меня не едет.

    Потом мы попробовали тракторные колеса, собственно, и поняли, что, помимо умения ездить, дело не только в клиренсе. Есть две важные вещи: тип протектора и его геометрический размер. Тракторное колесо даёт то, что я всегда хотел в оффроаде - это движение не спеша. Потому что езда «газ в пол», т.е. разогнаться и проехать препятствие - очень опасно и чревато поломками, бревном в салон и т.п. Тракторные колеса дают возможность тихой эффективной езды. Но есть другая сторона медали: на низких скоростях аккумулируется самый большой момент, поскольку у дизеля там тысяч 300 оборотов - это уже пик момента, суммарные понижения бешеные, я подсчитывал там 1 к 110, и узлы испытывают огромные напряжения. Казалось бы, Лапландеры не ломаются, все ломается, мы уже и сателлитную группу поменяли на усиленную буквально неделю назад. Огромные бортовые шестеренки тоже можно сломать и так далее, и конечно, мы учимся ездить на этой технике и в этих новых условиях. Потому что с машиной чудеса происходят, например, если это глина, то я считаю, что в принципе, её уже невозможно остановить. Любые подъемы, любые уклоны… просто по сравнению с тем, что было, это очень интересно.

    Возвращаемся к Ладоге. Когда на своих, казалось бы, «лайтовых» покатушках мы получаем серьезные поломки, мы понимаем, как, где и чем все это ремонтировать. А тут встает вопрос наличия всех запчастей, которые нам могут понадобиться. Ребята в прошлый раз тоже выступали на портальных лапландерах, и там был оперативный подвоз…