Ладога-2015 от Александры Царвулановой

Ладога-2015 от Александры Царвулановой

Рассказ Александры Царвулановой "Трое в джипе, не считая меня" занял второе место в номинации "Журналистика" на Московском открытом конкурсе детско-юношеского литературного творчества "Волшебное Слово". Работы лауреатов этого конкурса будут опубликованы в сборнике http://volslovo.ru/x/laureatyi/journalism/.

Трое в джипе, не считая меня

Поездка вокруг Ладожского озера или моя летняя практика на офф-роуде "Ладога'15"

Немного об авторе

Чтобы понять абсурдность всего того, что будет изложено далее, более живо представить все те ощущения, которые мне довелось пережить, я предлагаю Вам представить типичную городскую тепличную девочку-подростка. Меня всегда оберегали от малейших воздействий "извне", фактически мой мир состоял из особого набора представлений о нем. Тем не менее, я была полностью уверена, что "повидала достаточно" и что очень люблю природу: максимум, что я о ней представляла - это городские парки и лес на даче, в который меня вывели пару раз в жизни "подышать воздухом". То, с чем мне пришлось столкнуться во время моей летней школьной практики в 11 классе, было за гранью моего воображения. Я никак не могла подумать, что это может случиться со мной, да еще и как-то повлиять на меня. Да что уж там говорить, лучше Вы все прочтете сами...

День 1 - регистрация
29.05.15

Встав рано утром и чувствуя себя сквернейшим образом (сырая холодная кровать, как в типичной Петербургской гостинице, абсолютно не дала мне согреться ночью, глаза резало от недосыпа, и порой меня пробирала нервная дрожь от напряжения) я залезла на заднее сиденье набитой специальным инвентарем Тойоты (этого кусочка пространства было мало даже для меня), и мы отправились на регистрацию Ладоги-трофи 2015. Удивительно, но передвижение по Петербургу на машине занимало гораздо больше времени, чем в привычной для меня Москве — было ощущение, что даже на светофорах тут приходится стоять в два раза дольше, будто никто никуда не торопился ехать.

Местом назначения, указанным в документах, являлась огромная парковка около торгового комплекса. Вокруг, насколько хватало взгляда, находились различные автосалоны — в одном из них располагалась точка регистрации. Вся стоянка, без единого пропуска, была заставлена самыми разными машинами — тут были и внедорожники, и машины-помощники (назывались Support — сопровождали квадроциклистов, мотоциклистов и спортсменов на подготовленных машинах, на которых нельзя ездить по обычной трассе), и квадроциклы, и те агрегаты, которых раньше мне не доводилось видеть даже в журналах.

Больше всего бросались в глаза наиболее подготовленные машины спортсменов — каждая из них была самодельной, ни в одной из них не было повторяющейся детали. Все они отличались от обычных внедорожников с первого взгляда: колеса, больше чем у самой подготовленной машины из любой другой категории, тонкие «ноги» с пружинами, которые поднимали корпус машины над колесами - они напоминали гигантских пауков, и поначалу было не по себе стоять рядом с ними. Тем не менее, они вызывали неимоверный интерес.

Каждая машина была индивидуальна, под стать владельцу — кто-то не отклеивал старые наклейки с прошлых соревнований, не менял треснутое стекло, у кого-то оно полностью отсутствовало, кто-то крепил железные решетки, как защиту от веток и мелких камней. Почти все машины из спортивных категорий выглядели, будто по ним поездил трактор — краска отваливалась кусками, фары были разбиты, на машине не было ни одного ровного помятого места. Разнообразие машин удивляло все больше и больше — был здесь даже Mercedes Unimog (немецкая военная машина-вездеход, в моем понимании это был обычный грузовик). Был тут и усовершенствованный УАЗ-452 «буханка». Водители с интересом разглядывали машины друг друга, подходили с вопросами, советами, предложениями, фотографировались, знакомились.

Сама регистрация не заняла много времени: при входе в помещение было необходимо поочередно подойти к столам, расставленным по периметру. Отмечали имена в списках, сверяли документы, подписывали их. Нужно было дать свой навигатор или телефон, чтобы в него записали программу с ежедневными маршрутами — все передвижения любого участника записывались и потом проверялись. К завершению регистрации у вас в руках оказывался ярко-желтый пакет с символикой мероприятия — в нем лежал атлас, регламент, бюллетень, road-book (книга, содержащая в себе краткие описания интересных мест в каждом маршруте — старые церкви, братские могилы, мемориалы, места сражений и прочее), две майки с символикой Ладоги (контур ладожского озера, в который помещена машина), а также последний номер журнала 4Х4, в котором была опубликована приветственная статья участникам трофи-рейда.

Правила этого соревнования интересны и просты: каждый день на утреннем собрании всем участникам выдается «бегунок» - лист с координатами точек, составляющий маршрут, и задание (например: количество зеленых полос на березе, число крестов на куполах церкви и тп). В итоге дня все записанные цифры суммировались, и получался ответ из одного числа — если оно было правильным — экипажу начислялся один балл. Данное мероприятие широко известно за пределами России и является международным: более трети всех участников были иностранцы — финны, эстонцы, литовцы, латыши, белорусы, казахи, бельгийцы и даже немцы.

В полученном пакете также находились наклейки, которые необходимо было расклеить по машине строго в указанном порядке — среди них было много рекламы спонсоров, автомобильных салонов, клиник. Для опытных водителей эта задача не составила особого труда, однако процесс оказался намного сложнее, чем мог показаться в начале — появлялись складки, пузыри, наклейки отваливались из-за грязи и пыли на поверхности машины, наклеивались криво. Клей, остающийся после них, можно было убрать только специальным раствором, который имел ужасный запах.

Помимо этого было необходимо покрасить специальные кольца внизу машины ярко-оранжевым лаком, чтобы они стали заметнее и было проще зацепить за них трос. Покраску поручили мне. Как типичный представитель женского пола, я сначала пыталась класть лак ровно и аккуратно. Но поняв, что затея плохая и видимые результаты даст не скоро, я перевернула пузырек и покрасила кольца «как краска легла» - от этого машина приобрела более брутальный вид.

По завершении этого процесса было необходимо пройти техосмотр у организаторов на предмет аптечки, огнетушителя, всех наклеек, тросов и прочего инвентаря. В 8 часов вечера был назначен брифинг — первый общий инструктаж. Собрание проходило на улице: на помосте стояли организаторы, рассказывая основные правила, отвечая на вопросы, представляя всех сотрудников (врачи, повара, механики, служба безопасности...). Солнце садилось, и совсем внезапно подул холодный Петербургский ветер. В толпе стоял запах бензина, машинного масла, мужского одеколона и сигарет — первый раз в жизни мне встретилось столь странное сочетание. Над толпой летал квадрокоптер с прикрепленной камерой, записывая все на видео — в дальнейшем эти фотографии были опубликованы на официальном сайте Ladoga-trophy.

Ощущения от первого дня остались у меня весьма и весьма неоднозначные: с одной стороны, мою скуку скрашивал интерес ко всему новому, ведь для меня приоткрылась область, ранее никак меня не касавшаяся, мне нравилось находиться в центре мужского внимания, но с другой, я чувствовала себя будто бы чужой, не знающей специальных слов и обозначений, не понимающей "профессионального" юмора. Я не подозревала, что в скором будущем все изменится.

День 2
30.05.15

Сегодня утром состоялось официальное открытие девятнадцатой Ладоги-трофи'15. Мероприятие располагалось на Исаакиевской площади, в ряды были выстроены сотни машин, звук моторов порой заглушал голоса людей вокруг. Площадь была почти полностью заполнена людьми: кто-то разглядывал чужие машины, кто-то копался в своей. Каждый ходил и фотографировал что-то или кого-то — пока я сидела на капоте машины, то была сфотографирована минимум пятью людьми, что было, безусловно, приятно.

Прозвучали приветственные слова, разрезали сетку с воздушными шариками — разноцветное облако взмыло вверх, возвещая начало соревнований. Каждая машина, участвующая в соревнованиях должна была подняться на несколько секунд на специальные железные рельсы, чтобы зрителям ее было видно. Организаторы объявляли номер экипажа и имена участников, и под всеобщие аплодисменты машина съезжала вниз и могла начинать свой путь к первой точке. Первыми на рельсы поднимались мотоциклисты, по двое - данную категорию добавили в соревнования всего несколько лет назад. Когда поехали квадроциклы, от звука моторов что-то задрожало в груди, и это чувство не покидало до самого конца церемонии — то ли это были эмоции, то ли вибрации от десятков моторов автомобилей.

Первая точка находилась посреди огромного зеленого поля, сплошь изрытого ямами от падавших когда-то снарядов. В задании было указано написать количество деревянных крестов. Светило яркое солнце, было достаточно тепло, а от пешей прогулки стало даже жарко. Но, конечно же, здесь было намного прохладнее, чем в привычной для меня, душной Москве. Длинная широкая аккуратная дорога упиралась прямо в реку Неву. Доехать до точки на машине не было шансов, поэтому пришлось идти пешком. Был вариант пойти по низу, вдоль реки по песку, или же сверху, карабкаясь по холмам и перепрыгивая через ямы сквозь траву высотой по пояс. Мы выбрали второй путь, в отличие от большинства людей - мои спутники давно скучали по лесным походам, суровым условиям, забегам по чаще леса и прочим мужским развлечениям на природе.

Посреди поля стоял большой деревянный крест в память о погибших солдатах. Вместе с нами прибыли еще несколько участников и, в выданных на регистрации майках, начали фотографироваться на фоне мемориала — выглядело для меня сначала достаточно дико, однако впоследствии стало заметно, что лишь немногие участники еще соблюдали этот пункт правил (стало заметно это уже на третий день).

Нормальная асфальтированная дорога закончилась уже на пути ко второй точке — неожиданно мы попали на узкую петляющую лесную дорогу, усеянную участками с хлюпающей грязью и большими, но не глубокими лужами. Раньше я была в лесу всего несколько раз, но прочувствовать давящую силу природы мне удалось только теперь — огромные стволы деревьев со всех сторон, тишина, периодически нарушаемая криками людей, пытающихся достать машину, завязнувшую в грязи, свет, как-то по-особенному падающий сквозь ветви деревьев.

Попробовав найти пути объезда застрявшей Нивы и наткнувшись на поваленные деревья, мы вернулись на основную трассу. В этот момент я впервые за долгое время почувствовала дух приключения: надев сапоги от химзащиты и плащ военной расцветки, я прыгнула в бурое месиво по колено — моей радости не было предела. Я не играла важной роли в вытаскивании машин, так что у меня было предостаточно времени погулять вокруг, потоптаться в болоте, поковырять палкой что-нибудь интересное, заглянуть в дупло, заорать от вида сороконожки, зачерпнуть жижу в сапог или даже свалиться в ручей. Со всех сторон сыпались шуточки наподобие «папа хотел сына» и «роза среди барбосов» - женщин и правда было очень мало среди участников.

В конечную точку сегодняшнего маршрута, лагерь №1, мы приехали почти в 4 часа утра. Узкая песчаная дорога с глубокими колеями резко петляла среди частых, но тонких, деревьев. Обособленно от общего лагеря разместились некоторые механики — постоянный шум работающих инструментов разносился по лесу очень гулко. Лагерь состоял из машин и палаток рядом с ними, стоящих между деревьями по бокам от дороги. Отдельными большими шатрами стояли столовая (на момент нашего прибытия там сидело несколько человек и тихо что-то обсуждали), медпункт и GPS-центр. Было уже совсем светло, деревья были совсем не густыми, и можно было спокойно жить без фонаря.

Первую в своей жизни ночь в палатке я запомнила очень хорошо: было очень холодно, светло, жестко, но впечатления расписали меня изнутри, и было постоянное желание улыбаться, вспоминая все сегодняшние события. Жизнь вдалеке от цивилизации пока мне нравилась.

День 3
31.05.15

В 10:00 каждое утро проводился инструктаж, на котором организаторы объясняли сложные места предстоящего маршрута, предостерегали, если были на то причины, давали какие-то подсказки. Предстоял сложный день, на вечер было намечено ночное ориентирование по лесу.

Выехали мы из лагеря достаточно поздно — около часа дня. В лагере осталось много людей — машины помощи, механики, сотрудники, члены семьи, поехавшие, чтобы просто отдохнуть в лесу. Палатки никто не собирал на день, как и вещи.

Если первый день, вчерашний, в основном состоял из посещения мемориалов и мест бывших сражений, то сегодняшний маршрут затрагивал, в основном, религиозные места — святые источники, церкви, монастыри и прочие местные достопримечательности. Первой точкой являлся Покрово-Тервнический женский монастырь — белые стены и ясные голубые купола сливались с небом, однако контуры здания выделяли его на фоне облаков своей прямотой и какой-то чистой прямотой линий.

По дороге так же располагался скит иконы Божьей Матери «Неупиваемая чаша» - сейчас там живут и трудятся 20 наркозависимых юношей и девушек: они строят новые здания, сажают деревья, кусты, выращивают фрукты и овощи, которыми потом питаются. Они вместе построили новый мост через овраг, посадили сад, построили новый каменный храм. Это абсолютно отрезанное от внешнего мира место произвело на меня сильное впечатление, однако слабо ощущалась какая-то тоска.

После того, как на весь оставшийся день мы засели в болоте около Стороженского маяка, удалось только доехать до берега Ладожского озера. Место было настолько красивым, а закат настолько завораживающим, что на ночное ориентирование спешить абсолютно не хотелось. Было лишь желание остаться и насладиться видом заходящего солнца, черных с красным отблеском гладких камней и звуком холодных тихих волн. Как оказалось позже, ночное ориентирование было отменено по техническим причинам — вместо него через несколько дней было назначено не менее интересное мероприятие.

Заезжая на любую заправку по пути, мы почти каждый раз встречали кого-то из участников состязания — люди приветливо здоровались, разговаривали, обсуждали события дня, обменивались дисками с музыкой.

Одним из самых запомнившихся для меня мест из этой поездки стала заброшенная церковь в самой чаще леса. К ней оказалось невозможным доехать на машине и пришлось идти пешком. Как раз было самое темное время суток (между часом и двумя ночи), пришлось надеть налобные фонари. Сначала нужно было пролезть между деревьями, никакой тропинки видно не было. Будучи разбуженной для столь захватывающей прогулки я почти спала на ходу и вообще не задумывалась, куда идем и что ищем. Под ногами начало хлюпать — мы зашли в болото, спустились в овраг, и внезапно перед нами появилась небольшая поляна. Посреди нее вырисовывались черные бревенчатые стены заброшенной церкви и очертания оставшихся куполов — сон тут же прошел. Появилось очень неприятное чувство и желание поскорее вернуться в запертую машину. Посчитав количество крестообразных прорезей в ставнях, мы с радостью развернулись и пошли обратно к машинам. На глаза попалась надпись, написанная от руки «Осторожно! Змеи» - тут уж стало совсем не по себе, и путь обратно занял в два раза меньше времени.

Этот день оказался для меня столь утомительным, что я заснула еще в машине, не успев подумать о своих ощущениях. Жизнь на колесах начала мне нравиться, хоть спина порой побаливала и хрустела. Мне было интересно, что же будет завтра.

День 4
01.06.15

Понедельник был обещан, как самый тяжелый день — до нового лагеря предстояло проехать около 500 км, обогнув Ладожское озеро по периметру. На три дня мы теперь останавливались в Карелии, известной как одно из самых красивых мест России, в чем я сама полностью убедилась за эти три дня. Стоило нам собрать все вещи и выехать из лагеря раньше обычного, как в колесе машины послышался неприятный стук — механики и опытные водители посоветовали ехать на диагностику в Петербург (около 250 км) и заменить «рулевую тягу» (потом мне даже объяснили, что это и где оно. Я чувствовала себя настоящим механиком). За время пребывания в обществе автолюбителей я узнала, как устроена машина и ее двигатель, как поменять колесо, использовать домкрат и прочие инструменты, какую деталь куда можно и нужно поместить, исходя из ее формы и предназначения. Узнала много новых слов и названий и даже начала понимать "особые" шутки.

Дорога до города заняла намного меньше времени, чем ожидалось, проблему устранили за 20 минут, и мы поехали в новый лагерь в Карелии. Передвигаясь только по асфальтированным и грунтовым дорогам, мы могли наблюдать удивительную природу — внезапно ровные поляны сменились холмами и большими валунами, открытые луга теперь попадались довольно редко — лес был настолько обилен, что порубленные и поваленные деревья лежали прямо вдоль дороги. Бытует мнение, что Карелия больше похожа на Финляндию, чем на Россию. И правда, домики, похожие внешне на европейские, природа, названия населенных пунктов (Сортавала, Питкяранта, Импилахти)... Мне было очень непривычно осознавать, что это все та же, моя страна.

По дороге мы дважды увидели лисицу — постоянно встречались дорожные знаки, предупреждающие о возможном появлении диких животных. На гербе Карелии изображен медведь — несколько пунктов маршрута следующих находились в медвежьих уголках. С уверенностью могу сказать, что настолько близко с дикой природой я еще не сталкивалась никогда.

Быстрое передвижение на север дало о себе знать — ночью становилось чуть темнее, чем на закате, стало намного холоднее, почти все время дул ветер. Новый лагерь был расположен на большой ровной поляне, вплотную к озеру. Большинство участников добрались до лагеря уже ближе к утру — маршрут пролегал через лесные чащи, которые сильно отличались от тех, с которыми приходилось сталкиваться раньше.

Сегодняшний день не был полон ярких событий и походов по болотам, он скорее был "разгрузочным". Мне удалось выспаться, и я снова была готова к приключениям - теперь это чувство манило меня постоянно. При первой же возможности мне хотелось выскочить из машины вместе со всеми и залезть в лужу, что поглубже и погрязнее. Это стало крайне неожиданным открытием для меня.

День 5
02.06.15

Ночью было невероятно холодно, однако утром я проснулась от душной жары и палящих лучей солнца — климат слишком неустойчивый и непредсказуемый в этих местах.

Сегодня до начала прохождения точек появилось новое техническое испытание (было сделано взамен отмененному ночному ориентированию). Задание состояло в том, чтобы проехать по короткой, но петляющей трассе с множеством неровностей максимально быстро и пролить минимальное количество воды из миски. Воображение участников поражало: большинство прижимало миску к потолку машины, но вода могла начать впитываться — тогда на потолок клеили скотч. Кто-то накрывал миску крышкой или книгой сверху, кто-то «играл по-честному» и пытался привезти на финиш хоть что-то. Затем было необходимо поднять машину, снять колесо, положить его полностью на землю, поднять, надеть обратно и проехать задним ходом не менее сложную трассу, чем в первом задании. Кто-то из экипажа бежал впереди машины и кричал, где нужно сделать поворот (самое главное — не зацепить флажки по краям дороги).

Сегодняшний день был обозначен, как разгрузочный — после этих занятий было всего 10 точек (обычно от 20 до 35). В основном точками маршрута были лесные ручьи, небольшие водопады и поваленные деревья. Проблемы возникли с последней точкой, братской могилой. Координаты сбились у некоторых участников, и мы 40 минут ходили по лесу в поисках мемориала. За эти 40 минут необычной прогулки мы постоянно натыкались на снаряды, заброшенные вещи военных времен.

Теперь мне уже нравилось находиться среди этих людей. Мне было интересно слушать их, узнавать что-то об их жизни - раньше мне не доводилось находиться в коллективе, состоящим из взрослых людей, между собой не знакомых. Мне нравилось работать в команде, хотя раньше за собой не замечала такого.

День 6
03.06.15

Сегодняшний день был назван «болотным» - все точки маршрута находились вдоль болот или в лесной чаще - месте обитания медведей и гадюк.

После прохождения самого сложного участка на ровной дороге в лесу у второй машины произошла поломка колеса — оно оказалось выгнуто наружу под большим углом. Нам повезло — мы не очень отстали от общей группы, и проезжавший бывший спортсмен на такой же машине разобрался в поломке, объяснил, какую деталь необходимо привезти и как это можно сделать самостоятельно, без вызова эвакуатора. На второй машине мы быстро съездили в лагерь, где кто-то из механиков поделился старой, но исправной деталью, и вернулись в лес. Было удивительно, насколько люди могут быть отзывчивы друг к другу в экстренных ситуациях. Весь процесс починки колеса занял около 4,5 часов.

За время пребывания среди участников Ладоги у меня сложилось впечатление, что концентрация хороших людей там в несколько раз выше, чем где бы то ни было. Механики, давшие ту деталь, когда мы подошли к ним в конце того дня, сказали, чтобы либо в Москве мы передали им эту же деталь, когда на машине будет стоять новая, либо купили им новую. Водитель, остановившийся тогда осмотреть машину, помог поставить новую деталь. Этот дух доброты и взаимовыручки ощущался постоянно и везде, создавая теплую, дружественную атмосферу.

День 7
04.06.15

Первая половина дня была выделена на командную работу: 4 экипажа и машина помощи составляли одну команду. Задача была на первый взгляд проста: зацепить на другом берегу реки трос, переправить по нему туда трех участников команды, затем доставить их обратно и одновременно коснуться одной машины. Основным критерием были время и вода — никто из участников команды, кроме цепляющего трос за дерево не должен был промокнуть. Когда дошла моя очередь залезать в широкую тканевый петлю, с помощью которой я была бы отправлена на другой берег, от волнения у меня перехватило дыхание, и я вцепилась в веревки так сильно, как могла, понимая, что в случае чего меня это не спасет. Чувство полета над рекой, когда адреналин бьет в уши, а в горле будто что-то чешется и лицо начинает сводить от постоянной непроизвольной улыбки - все это напоминало детство. Наша команда имела не самый худший результат, несмотря на то, что единая стратегия действий отсутствовала, в отличие от многих команд.

Далее каждый двигался в отдельном порядке по уже привычным точкам — большинство из них находилось в одной области — крутые высокие горы, покрытые пушистым белым мхом и редкими хрупкими деревьями, хоть и напоминали скандинавскую сказку, но были опасно скользкими после дождя: однажды оступившись, можно было проехать до самого низа, так как ухватиться было не за что. С самой вершины открывался завораживающий вид на голубые озера, отражавшие облака, деревья и валуны вокруг. Около одного из озер стоял небольшой бревенчатый домик, по назначению, видимо, похожий на охотничий. Эти места были полны такого спокойствия и гармонии, что хотелось оставаться там как можно дольше.

Новая точка находилась на старом заброшенном заводе и церкви неподалеку. Единственное, что вселяло в эти места жизнь и движение, была свора собак, тут же выбежавшая навстречу чужакам и облаявшая нас. В отличие от холмов и озер, в этих местах чувствовалась какая-то тоска, ощущалось, что их все покинули и теперь собаки - единственные хозяева здесь.

С каждым днем я открывала для себя все новые и новые стороны природы, удивляясь, какой же разной и потрясающей она может быть всего на расстоянии в несколько десятков километров.

День 8
05.06.15

Самая первая точка сегодня — заброшенная мельница на берегу лесной реки. Стоило зайти внутрь, как в полуметре от меня упал с потолка большой кирпич - раньше я не задумывалась, как стоит ходить по разрушенным зданиям, ведь никогда в них не была.

Решив взять бонусную точку, мы точно не думали, что нас там поджидало. Нас предупредили, что это медвежий уголок. При входе в чащу на грязи были видны совсем свежие следы лося и его детеныша. Старая колея грузовиков, со времен лесоповала, вела дальше в лес и через каждые 5-10 метров на грязи были видны свежие следы медведя. Для взятия этой точки необходимо было пройти около 2 км по лесу — в какой-то момент на всех нас одновременно накатило одно и то же чувство: будто кто-то смотрит. Хочется обернуться, но там никого нет. Это ужасное чувство страха перед чем-то неизведанным, неизбежным и диким не посещало меня раньше, и было действительно очень неприятно. Поразмыслив логически и решив, что нам незачем вторгаться на чужую территорию без видимых на то причин, мы развернулись и поехали дальше по маршруту, чему я была несказанно рада.

Следующая точка была старым бункером в скале. Вход выглядел, как самый обычный грот и обнаружить убежище было непросто. Внутри было непроглядно темно, сыро и холодно. Казалось, бесчисленные одинаковые помещения, переходящие одно в другое, заполняют всю гору изнутри. Потеряться оказалось гораздо проще, чем могло показаться в начале. Выход оказалось возможным найти только благодаря соответствующим кривым надписям над дверными проходами, от которых становилось не по себе, и по спине пробегал неприятный холодок.

Третий лагерь, последний, располагался на самом берегу Ладожского озера — воду и деревья отделяла узкая полоса пляжа с сухим светлым песком. На машинах было запрещено подъезжать к воде ближе, чем на 50 метров, однако несколько людей разбили палатки вплотную к воде. Около своих палаток люди разводили костры по цвету точно такие же, что и садившееся в озеро солнце. От этого появлялось чувство покоя и какого-то домашнего уюта. В воде лежали большие серые валуны — когда с них сбегала волна, они отражали оранжево-розовый цвет неба. За ночь ни разу не стемнело — небо лишь сделалось серым, и лес вокруг обняла лиловая дымка.

Часть людей уехала уже сейчас, решив не дожидаться церемонии закрытия соревнований, но мне хотелось как можно дольше сидеть у костра, пытаясь согреться, смотреть на слившиеся воедино озеро и небо и в сотый раз думать, как же хорошо, что мы вовремя ушли из медвежьего уголка, а потом нашли выход из бункера. Этот день, пожалуй, принес мне самые острые ощущения.

День 9 — Заключительный
06.06.15

В последний день для желающих также был выдан список с координатами и заданиями, однако на них отправилось меньше половины участников. Большинство решили остаться в палатках и просто отдохнуть от суеты в этом прекрасном месте, насладиться атмосферой.

Настал вечер, в микрофон прозвучали слова, предвещающие начало церемонии. Тишину над озером нарушило эхо голосов и музыки.

Для детей и подростков было отдельно организовано «посвящение в джиперы» - дебютант должен был выпить глоток воды из Ладожского озера, измазать лицо грязью и получить шлепок корозащитой. На удивление желающих оказалось много и среди взрослых. Я, конечно, заметила, что за последние дни весьма "одичала" в таких условиях, но всё же разум взял верх, и я не стала участвовать в посвящении.

Далее происходило награждение для каждой категории отдельно, имена участников звучали в микрофон, они выходили и получали медали. Было видно, что остальные участники на самом деле рады победе товарищей, их поздравления были действительно искренними, а улыбки добрыми и лучезарными.

После завершения награждения и заключительной речи главного организатора много людей поехали домой, и мы были в их числе. Приятная усталость разливалась по всему телу. Несмотря на то, что все эти дни мне приходилось постоянно бегать, что-то таскать, пробираться по лесу, я чувствовала себя невероятно отдохнувшей. Когда мы покидали лагерь и прощались с новыми знакомыми, мне было очень грустно, что это прекрасное приключение закончилось и надо возвращаться к привычной жизни. Я поймала себя на мысли, что мне не хочется возвращаться в душный людный город, теперь мне казалось, что жизнь в нем скучна и однообразна, там никогда ничего не случается.

Каждый день этого путешествия приносил мне новые, неповторимые и неизгладимые чувства, эмоции, впечатления. Эта поездка стала для меня не просто летней практикой, а репортаж не стал простым текстом - эти воспоминания стали для меря действительно дороги, и когда я их перечитываю, то внутри становится тепло и светло. Я чувствую запах хвои, болота, слышу звук ручья и травы, шумящей на ветру. Каждый день менял меня, открывал для меня новый мир, о котором, как оказалось, я знаю так мало. Это приключение останется в моей памяти навсегда, благодаря ему я осознала, насколько другим человеком могу быть.

Александра Царвуланова